Обитель каменных богов. Часть 2

136


Итак, наше приключение продолжается.
Пообедав на озере Тиличо и вдоволь насладившись местными видами, мы отправились вниз. Путь нас ждал нелегкий и заканчивался он аж за участком сыпей, в поселке под названием Шри-Кхарка. Первой остановкой на маршруте был базовый лагерь Тиличо, где нас ждал обед и оставленные перед утренним восхождением рюкзаки.


Всю обратную дорогу Дима, как и Оля до него, пытался познакомиться с местными яками.




Местные яки в свою очередь очень не хотели знакомиться с Димой, как и с Олей до него.


Но упорство и дружелюбие берут верх и рушат преграды — как языковые, так и межвидовые. Искра дружбы была зажжена, более или менее удачное фото сделано и мы наконец продолжили спуск. Дойдя до места, где утром термос скоропостижно покинул нас, я отделился от группы и направился вниз по крутому склону, выкрикивая громко имя термоса в надежде на ответ. И вот, через каких-то 20 минут я нашел израненное, во вмятинах от падения, тельце нашего стального приятеля. Операция по спасению прошла успешно и, к слову, чай в термосе даже не успел полностью остыть — наш друг до конца выполнял свою работу. Мораль такова — не все, что упало в горах вниз — потеряно.
Встретившись с остальными членами группы в лоджии и передав потеряшку законным владельцам, мы пообедали и, водрузив рюкзаки на плечи, снова отправились в путь.


День был чудесный и безветренный. Пара дней отсутствия душа становились все более заметны и поэтому я строго-настрого решил — каким бы не был душ в Шри-Кхарке, я в него пойду. И с этой мыслью после нескольких часов утомительной и пыльной дороги я вошел в поселок. И что я увидел? Да, я увидел его! Тот самый, открытый всем ветрам, с нерабочим регулятором горячей воды, под которой можно простоять не более 3 секунд — душ.


Я не буду описывать все тонкости моего купания, тем более, что в горах любой душ — это манна небесная. Даже если это продуваемая будка из тонких металлических листов, по щиколотки затапливаемая водой, с одним лишь кипятком в асортименте, и за 5 баксов. Выждав очередь из желающих (а таковая есть в каждый душ, каким бы стремным он не был, уж поверьте), эта вожделенная процедура была проведена. Еще одно кардинальное отличие этого трека от трека к базовому лагерю Эвереста — практически со всеми деревнями на маршруте есть какое-никакое автомобильное сообщение. Поэтому найти в маленьких лавках такие деликатесы как Cocа-Cola, Fanta, чипсы, шоколадки и тому подобное, не составит труда. В этот вечер у нас был праздник: Fanta лилась рекой и Pringles хрустели со всех сторон. Такие вот вредные отголоски цивилизации здесь в горах очень сильно поднимают настроение и боевой дух, поэтому не стоит отказывать себе в этих маленьких радостях. Следующий день обещал быть несложным, насколько может быть несложным день в Гималаях.


На следующий день тропа завела нас в заброшенную деревню Верхний Кхангсар. Какова причина опустения этого поселка — сказать трудно. Возможно, люди просто ушли в более крупные поселки на туристических тропах, оставив свои дома и хозяйства. Быть может, какой-то катаклизм согнал людей с насиженных мест.


Но какова бы ни была причина, по которой деревню бросили, на входе в нее чувствуется какая-то зловещая и мистическая атмосфера этого места. Покосившиеся каменные домики, пустые оконные и дверные проемы, заполненные темнотой, и ветер, завывающий меж каменных стен. Место, в котором некогда теплилась жизнь, теперь мертво.


Но отбросим домыслы и мистику и вернемся к прекрасному. А именно к виду, который с этого места открывается на долину Мананга. Это место словно трясина, затягивает тебя и не хочет отпускать, превращая время в густую, тянущуюся бесконечно субстанцию.


А ты как одурманен, жаждешь отдаться целиком и полностью этой прекрасной трясине, растягивая каждый вдох, словно он последний. Но вот привал окончен и немного уталив свою жажду прекрасного, мы идем дальше. А дальше нас ждет березовый лес. Нет, не тот, в котором березки шумят и белоствольные все понимают. Местный березовый лес скорее напоминает картинку из постапокалиптического фильма, где мертвые деревья пытаются схватить случайного путника своими цепкими, сухими щупальцами.


Миновав это милое место, в котором то и дело меж ветвей всплывал образ Безрукого, завывающего про белоствольных, потеряв немного высоты, мы попали… (хотите — верьте, хотите — нет) в Нирвану.


Именно такое громкое имя носит небольшой чайный домик перед подъемом на основную тропу Мананг-Торонг-Ла.


Также, именно здесь на моей памяти была самая выразительная реклама ячьего сыра, которую я видел в Непале. Как по мне, этот натюрморт скорее можно расценить как «Сыр убивает» нежели как информацию о наличии данного продукта. Передохнув пару минут, мы отправились дальше и с небольшим набором высоты добрались до поселка Як-Кхарка, раскинувшегося на высоте 4030 метров.


Здесь нас ждал обед. А на обед были стейки из яка. И, судя из названия поселка (Як-Кхарка), местные яки известны далеко за его пределами. Это не самое вкусное в мире мясо, нет. Это не самое нежное мясо, у него не существует степеней прожарки, оно не заставит вас пищать от удовольствия, но это стейк, непальский стейк из яка и вы обязаны его попробовать.


До точки ночлега оставался всего час пути. Конечный пункт сегодняшнего дня — деревня Ледар на высоте 4230 метров. Но как бы высоко вы не забирались и как бы сложен ни был путь, никогда не забывайте о романтике. И не важно, будет ли это найденный красивый цветочек или просто можжевеловые ветки в банке из-под концентрата лимонного чая. Важен сам момент, важен знак.


Следующий день был многообещающим, а обещал он нам ни много ни мало — 1100 метров набора высоты. Последней точкой этого дня был Хай Кемп, который расположился на высоте 4925 метров. Но перед Хай Кемпом нас ждала еще одна приятная остановка. Этой остановкой был поселок Торонг-Пхеди.


Как только входишь в это место, продуваемое всеми ветрами, до тебя доносится тонкий и чарующий аромат булочек с корицей, исходящий из местной лоджии-пекарни. Выбор блюда для обеда стал очевиден. Изрядно подкрепившись, мы отправились дальше — к базовому лагерю перевала Тронг-Ла или, как я уже раньше называл его, к Хай Кемпу. Подъем давался крайне нелегко, а извилистой тропинке, казалось, нет конца и края. Жизнь практически полностью покинула эту местность — ни куста ни травинки и вокруг лишь только они, каменные боги, смотрящие на нас сквозь вечность.


Поднявшись к Хай Кемпу, мы столкнулись с неожиданным и интересным явлением — с очередями. Очереди были в общем обеденном зале, очереди были в комнаты и даже в туалеты. А связанно это с тем, что этот маленький лагерь — единственное место для ночлега перед штурмом перевала Торонг-Ла — наивысшей точки всего маршрута.


Высидев очередь, пообедав и получив наконец ключи, мы отправились заселяться. Нам троим (мне, Оле и Диме) посчастливилось выиграть в лотерею. Все дело в том, что на всю группу нам досталось два номер — один на 3 человека (назовем его «люкс») и второй на 10 (это будет «хата»). Было принято решение тянуть жребий и, черт побери, удача улыбнулась нам. Люкс был наш.


Забросив рюкзаки, мы отправились гулять по окрестностям, спать днем на такой высоте категорически не рекомендуется. Потому, вооружившись фототехникой, мы отправились покорять местные возвышенности или (как было сказано в программе трека) — пупыри. Открывавшиеся виды поражали.


И, конечно же, фото волосатой руки. Надпись «AMD Risk level» на часах на самом деле с ошибкой, которую чуть позже исправили в обновлении. Правильная формулировка — «AMS», которая расшифровывается как «Acute Mountain Sickness» и переводится «острая горная болезнь».


А тем временем, где-то вдалеке бушевала буря.


После насыщеной (но не кислородом в воздухе) прогулки мы снова направились в общий зал. Ужин, нескончаемый поток шуток и борьба с отголосками горной болезни — вот, пожалуй, и все основные события вечера, но не ночи. А ночью случилось следующее. Сгенерировав и выдав добротную порцию шуток на тему крутящего живота Димы и возможных последствий от плотно застегнутого спальника, мы все дружно посмеялись и отправились в царство Морфея. Но, как говорится, недолго музыка играла, и из приятного забытья меня вырвал испуганный и сонный голос Оли, который оповестил меня о чьем-то присутствии в нашем люксе. На часах было около 12 ночи и, понятное дело, этим «кто-то» оказались наши старые друзья — крысы. Успокоив Олю, с фонариком в одной руке и трекинговой палкой в другой, я заступил на свое первое ночное дежурство. Сказать, что утром я был похож на человека, которого переехал трактор, не сказать ничего. Чувствовал себя я приблизительно так же. А пробуждение было в 3 утра. В 4 начался наш подъем к перевалу Торонг-Ла.


Десятки фонариков во тьме вереницей покидали Хай Кемп, направляясь к главной точке маршрута. Постепенно мелкая галька сменилась снегом, а на небе начинал загораться рассвет. Шаг за шагом, мы приближались к заветной цели. Ах да, чуть не забыл! Если вдруг силы совсем покинули вас, а в кармане завалялась лишняя сотня баксов, то на перевал вы можете забраться совершенно не прилагая усилий и маленький мул поможет вам сделать это.


Но что есть победа без усилий, без страданий и боли? Наверное, это именно тот самый кусок пути, когда свернуть назад ты не сможешь ни за какие деньги мира, но силы практически на исходе, а в голове пульсирует одна мысль — никогда и ни за что. Но, как только нога ступает на заветную высоту и грудь наполняется вдохом разреженного холодного воздуха, ты понимаешь, что все это стоило затраченных сил. Каждый шаг, каждый вдох, каждое проклятие, сорвавшееся с уст — все это стоит той, возможно, незначительной, но в то же время такой большой победы, о которой через несколько дней ты будешь взахлеб рассказывать всем своим друзьям и близким, и которую ты будешь помнить до конца своих дней.


Однажды у Джорджа Мэллори спросили «Зачем вы идете на Эверест?», на что он ответил «Потому что он есть!». Возможно, так же со всеми, кто ходит в горы. Горы — это место, где каждый находит то, чего ему так не хватает в жизни. Для кого-то это место, куда можно сбежать от суеты и проблем, для кого-то это храм, с огромными каменными богами и на алтарь этих богов он готов положить все, лишь бы боги позволили ему ходить среди них. Кто-то показывает на что он способен, без фальши, без дешёвых понтов, день за днём доказывая себе и всему миру что «я могу все». Кто-то приходит сюда дабы подняться на самую вершину и, быть может, дотянуться до звёзд. У каждого свои причины. Но всех нас объединяет одно: повторяя Джорджа Меллори, мы идём в горы, потому что они есть. Мы их любим и они делают нас по-настоящему счастливыми.


В прошлый раз, когда я был в Непале, я очень хотел сделать фото в стиле Скотта Фишера из фильма «Эверест». Скотт, в исполнении актера Джейка Джилленхола, сидел в базовом лагере Эвереста в трусах, очках, ботинках и непальской шапке, попивая кофеек и предлагая Робу Холлу присесть и аклиматизироваться. Но отсутствие солнца, стула, кофе и пробирающий до костей холод не дали мне этого сделать. Поэтому, отправляясь в Непал во второй раз, я дал себе слово, что сейчас я проделаю это несмотря ни на что. И я это сделал.


Задумывайте и совершайте глупости, глупости, которые будут поднимать настроение и подталкивать к новым безумствам на протяжении всей жизни. А если не вышло — не сдавайтесь, ведь благодаря таким маленьким безумствам мир становится не таким скучным.


Покорив перевал Торонг-Ла и насладившись фантастическими видами, мы отправились вниз, но на этом наше приключение продолжалось. В отличие от трека к Эвересту, где дорога назад проходит точно по тому же маршруту, кольцо вокруг Аннапурны, как можно понять из названия, каждый день несет нам новые места и новые впечатления. Извилистая тропа вела нас в поселок Ранипаува. Снег снова уступил место мелкой гальке и кустарнику, а где-то вдалеке виднелось загадочное королевство Мустанг.


С каждым потерянным метром высоты дышать становилось все легче, а сил с каждым шагом все прибывало. Рюкзак перестал казаться настолько тяжелым, а ноги сами несли вперед. И вот, через несколько часов пути на горизонте показалась долина Муктинатх и поселок Ранипаува.


Долина Муктинатх — священное место, как для индуистов, так и для буддистов. В долине расположено большое число храмов и монастырей, наиболее известный из которых носит одноимённое название — Муктинатх. Индуисты называют это место Мукти Кшетра, что значит «место спасения души». Также это место является одной из 51 Шакти питх (центр поклонения Шакти). Буддисты же дали ему название Чумиг Гьяца, что по-тибетски значит «сто священных вод» и для них эта долина считается местом соединения 4 стихий — огня, воды, воздуха и тверди. Словом, с какой стороны не глянь — место важное, место нужное.


После заселения в отель мы получили возможность бросить рюкзаки, переодеться в относительно чистые вещи и отправиться на прогулку по этому магическому месту. Первым местом, которое мы посетили, была статуя Будды. По дороге к ней мы встретили десятки паломников, приезжающих в это место со всего Непала и Индии.


А вот и те самые 108 источников. По легенде, если совершить омовение в каждом из источников, то карма станет чистой, как слеза младенца. Но отсутствие плавок и явно не располагающая к купанию погода не дали сему действу свершиться.


Насладившись местными видами и надышавшись благовониями, мы отправились на ужин в некое заведение, а точнее, растаманский guest house «Боб Марли». Если вы когда-нибудь окажетесь в поселке Ранипаува — непременно посетите это место. Отличная еда, холодное пиво и прекрасная атмосфера ждут вас. Знаю, звучит как лозунг из дешевенькой рекламки, но это на самом деле так. После ужина был душ и сон, в более-менее мягкой и теплой кровати, без крыс и посторонних шумов, без головной боли и тахикардии.


Утро нас порадовало неожиданным снегом, до неузнаваемости изменившем окружающие пейзажи. Говорили, за ночь на перевале выпало такое количество осадков, что его временно закрыли и нам, успевшим проскочить его до бури, очень повезло. В этом городке, кстати, пешая часть нашего маршрута подошла к концу. Дальше предстоял долгий спуск на автобусе по горным дорогам в город Покхару с несколькими интересными остановками. Утром, после сбора рюкзаков, мы отправились на местную автостанцию и зафрахтовали для себя любимых целый автобус; после последних взоров на перевал Торонг-Ла, полная нас и рюкзаков коробочка с мотором отправилась в путь.


Местность вокруг снова приобретала краски. Наш путь лежал через древнее королевство Мустанг. Когда-то давно выходцы из Тибета дали этим местам имя Мун Тан, что в переводе с тибетского означало «плодородная равнина». Европейцы же с течением времени превратили тибетское Мун Тан в Мустанг. Мустанг считается закрытым королевством и пропуск туда стоит приличных денег. Но небольшой кусочек этого королевства нам все же удалось увидеть.


Первой остановкой здесь была небольшая деревенька Кагбени, а первым местом, куда мы отправились — один из местных буддистских храмов Гомпа Каг-Чоде-Туптен-Сампхел-Линг, монастырь, основанный в 1429 году.


Сама же деревня Кагбени — место уникальное. Эту деревеньку словно вырвали из прошлого без единого изменения. Раньше Кагбени имела важное стратегическое значение, являясь пропускным пунктом в Верхний Мустанг. Через поселок шла торговая дорога, соединяющая Индию с Тибетом.


Деревня строилась как укреплённый населённый пункт, до наших дней сохранился возвышающийся в центре Кагбени форт. Признаться откровенно, непальские форты совершенно не похожи на все форты, которые мне довелось повстречать и, не прочитай я о том, что это форт — никогда бы и не догадался.


После разрешения иностранцам доступа в Нижний Мустанг важную роль в жизни деревни стал играть туристический бизнес.


Также на улицах деревни можно встретить вот этого мужчину. Не пугайтесь, это Кхени — пожиратель духов, относящийся к религии Бон и оберегающий деревню от злых духов. Где-то в деревне есть и его дама, но, к сожалению, нам не удалось отыскать ее.


Вдоволь насладившись видами и нагулявшись по деревне, мы вернулись в наш делюксовый (как следует, конечно же, из надписи на заднем стекле) автобус, подобрали еще одну группу туристов и отправились дальше.


Дорога (которая в большинстве мест строится и объезжать ее приходится непосредственно по руслу) тянется вдоль долины реки Кали Гандаки.


Следующей остановкой был поселок Джомсом на высоте 2720 метров. Джомсом — это административный центр района Мустанг. Здесь даже находится небольшой аэропорт, из которого выполняются регулярные рейсы в Покхару (время полёта — около 20 минут). Аэропорт работает только по утрам, так как в дневное время в долине Кали-Гандаки поднимается сильный ветер, делающий авиаперевозки невозможными.


Постепенно за окном угрюмые скалы, пыль и камни уступили место буйной зелени, окутывавшей все и вся вокруг. На смену ветру, холоду, снегу и разреженному воздуху пришли влажность, сырость и удушающая жара.


Конечным пунктом нашего маршрута был поселок Татопани на высоте всего каких-то несчастных 1190 метров. Он известен своими горячими источниками и мы были намерены их посетить.


К сожалению, на радостях от релакса в горячих источниках с ледяной бутылочкой пива, я совсем забыл сделать фото этих самых источников и одолжу его из описания трека на сайте outdoorukraine.com. После долгого и изнурительного пешего перехода и тряски по пыльным дорогам в старом автобусе, после безсонных ночей и бесконечных спусков и подъемов, после войны с крысами и холодом, это место кажется лучшим курортом на земле. Лежа в теплой воде и наслаждаясь бутылкой заслуженного холодного пива, начинаешь и правда верить в существование Рая. Такого простого и незамысловатого Рая. После всех пережитых трудностей ты начинаешь понимать, как на самом деле мало нужно для счастья.


А дальше — Покхара и Катманду. Но, дабы вас не утомлять длинным рассказом, я расскажу в третьей, заключительной части моей истории.

Ваш комментарий