Пыль над Индией

2235
Logo


Приведенный ниже текст является переводом статьи A Dust Over India, которую я пару месяцев назад нашел на сайте Hacker News. И, несмотря на всю ее противоречивость и большое количество критики от индийцев, статья показалась мне весьма занимательной, т.к. то, какой увидел Индию автор этой статьи, во многом совпадает с тем, какой увидел Индию я.

Снижающийся в Нью Дели самолет погружается в мягкий желтоватый туман, который сразу же окутывает вас. Каскады хиженных городов быстро несутся где-то внизу, забитые артерии дорог дробят ландшафт на бесчисленное количество разбросанных цветных осколков. И если вы приземляетесь вечером, то туман будет пульсировать с приглушенным свечением в ярких огнях города. Если же вы садитесь днем, тогда туман будет гигантской и малопонятной массой пыли – каким-то смешением смога, дыма, грязи и тумана. И совершенно не важно, как далеко вы собираетесь пойти или поехать, вы никогда не сможете укрыться от этого тумана.

Я уже побывал в 40 различных странах. И среди них Индия все еще держит лидерство по произведённому на меня впечатлению, которое не всегда было положительным. Я бы даже сказал, что эта страна – далеко не самое приятное место. И у любого, кто утверждает обратное, отсутствует полное видение ситуации.

Индия полна противоречий: ужас и обаяние, подвиги и зверство, и, зачастую, все это в рамках одного квартала. И, несмотря на свою богатую историю, памятники и впечатляющие проявления человеческого мастерства, ты не перестаешь задавать себе один и тот же вопрос: «Что я тут вообще делаю?».

Первое, что вы замечаете в Индии – это то, насколько эта страна грязная. Она просто ужасна и отвратительна. Никогда прежде я не видел горы мусора размером с небольшой дом, валяющиеся на краю дороги где-то в центре города, которые попадаются тебе снова и снова. Перевернутые и переполненные мусорные баки. Большие кучи хлама: обертки, стаканы, бумажки, салфетки, разбросанные повсюду, смешанные со слякотью от газированных напитков, мочи и мокроты тысяч прохожих.

Пыль и этот мусор – это те две вещи, которые вы будете встречать в Индии вновь и вновь. Хотя, есть еще непрекращающийся поток людей. Находясь в центре какого-либо большого индийского города, я гадал о том, откуда, черт побери, все эти люди здесь взялись. Я был в Гонконге. Я был в Манхеттене и Пекине. Я был в Мехико. И рой людей, ползущей через индийские города, не имеет себе равных. Просто не существует сравнений. Многие улицы скорее напоминают пчелиный улей, чем функционирующее человеческое сообщество. Когда я был в Мумбаи, я видел бездомных людей, спящих на бетонных взлетных полосах. Задумайтесь над этим: город настолько густонаселен и омерзителен, что некоторые люди предпочитают спать на взлетно-посадочных полосах аэропортов.

Вторая вещь, которую вы точно не пропустите – это бедность. Такое обнищание вообще сложно найти где-либо еще, наверное, ее можно увидеть по телевизору в ролике по сбору благотворительных взносов, но эта будет еще хуже. И она будет реальной. Безрукие и безногие люди, валяющиеся в своих собственных испражнениях. Истощенные дети, играющие на кучах мусора. Человек, с буквально прогнившей до костей ногой, с ползающими по ней личинками, лежащий на обочине. И это повсюду. Количество страданий неописуемо и непрестанно.

После пары дней пребывания в Дели, у меня появилась идея нанять водителя и доехать до Агры, т.к. таким образом, я бы смог посмотреть на деревни и избежать тлетворного духа города. Но укрыться от тошнотворных сцен мне так и не удалось: все четыре часа дороги между Дели и Агрой были непрерывным потоком людей, мусора, автомобилей и массы пыли в воздухе.

Первые дни моего пребывания в этой стране были наиболее шокирующими. И достаточно быстро этот шок перешел в озлобленность. Как подобное место может вообще существовать? Как люди могут беззаботно ходить по улицам, когда вокруг столько страданий и нищеты? Негодование раздирало меня. Где социальная ответственность? Где благотворительность? Где это гребанное правительство?

Я точно не эксперт, и одному богу известно, сколько проблем в моей собственной стране. Я побывал в большом количестве развивающихся стран и повидал немало бедности. Но это было чем-то совершенно иным, размах бедности поражал.

Первый раз в своей жизни я наконец-то понял, что вдохновляет людей бросать все, ехать в какую-нибудь дыру в центральной Африке и начинать кормить людей. Сталкиваясь с таким количеством страданий, кажется безумством НЕ делать этого. Деятельность таких людей, как Мать Тереза, принцесса Диана или Билл Гейтс больше не выглядят странными. Именно в Индии я почувствовал, даже если всего лишь на мгновение, что все они, должно быть, чувствовали.

Сидя в машине со своим водителем на пути в Агру, я как будто смотрел бесконечный фильм о нищете. У меня было непреодолимое желание остановиться у какого-нибудь банкомата, снять 25000 рупий, а потом начать раздавать их случайным людям. Потом я начал считать: 25000 рупий – это около $500. Я смогу отдать по $25 двадцати людям. Эти $25, вероятно, смогут кормить этих людей практически в течение месяца. Какую часть своего месячного дохода я мог бы отдавать, чтобы кормить 20 людей каждый месяц? До какой суммы я бы смог дойти? На какой сумме в долларах начинается и заканчивается моя нравственность?

Через какое-то время этих подсчетов моя голова закружилась. Я рассчитывал стоимость моей собственной нравственности. В тот момент я презирал самого себя. Потом пришло бессилие. Подобно тому, как Оскар Шиндлер в конце фильма «Список Шиндлера» горевал о том, что его золотое кольцо могло бы спасти жизнь еще какого-нибудь еврея. Тот бигмак, что я съел в аэропорту, мог бы сохранить жизнь какому-нибудь индийцу. Будь ты проклят, фастфуд!

Дальше наше путешествие становилось все более захватывающим. На контрольно-пропускном пункте какой-то паренек поднес живую кобру к окну нашего автомобиля, чем сильно напугал меня и других пассажиров. Затем он попросил у нас один рупий, который он не получил. Потом шведская девушка из нашей машины сказала, что ей следовало бы отдать свою коробку с печеньями каким-нибудь голодающим детям. Когда мы спросили ее, почему же она этого не сделала, она хладнокровно ответила, что печенье вредно маленьким детям.

В ресторане «Пицца Хат» у каждого стола был свой собственный официант. Когда я заказал горячие крылышки в качестве закуски, моя официантка чинно поздравила меня с потрясающим кулинарным выбором. Я серьезно, именно это она и сделала. Потом я осмотрелся вокруг и заметил, что все столы в ресторане заняты упитанными и хорошо одетыми индийцами. Это мне напомнило несколько строк из фильма «Монти Пайтон и Священный Грааль»:

– Этот должно быть король.
– С чего ты взял?
– Вокруг него не насрано.

В «Пицца Хате» у индийских людей вокруг не насрано, поэтому я предположил, что они тоже были королями. К тому же, все они изредка непринужденно доставали из карманов телефоны Blackberry и хвалились друг другу, поедая чесночные деликатесы.

Тем временем за окном, прямо напротив ресторана, бездомный чумазый парень пытался разломать заколоченный киоск по продаже хот-догов, в надежде найти внутри какие-нибудь крошки еды. Неподалеку бродячие собаки лизали свои раны. Кругом гоняемый ветром разбросанный мусор, и мы, толстые, богатые короли «Пиццы Хата», поздравляемые персоналом за выбор закуски. Мой разум запутался. Контраст ошеломлял. Мой когнитивный диссонанс подавлял меня.

Когда управляющий рестораном подошел к нам и спросил, доволен ли я едой, моей первой реакцией было выкрикнуть: «Какого черта? – Это же обычная гребанная Пицца Хат!». Но я не сделал этого. Я улыбнулся и сказал: «Все хорошо, спасибо».

Эксцентричный мир Индии не всегда рождал во мне злость, иногда он был и весьма чарующим. В Тадж-Махале ко мне подошел парень моего возраста и попросил сделать фотографию. Я сказал: «Конечно!», и потянулся за его камерой, предполагая, что он хотел, чтобы я сфотографировал его на фоне памятника. Но вместо этого, он отошел, направил камеру в мою сторону, и сфотографировал меня в окружении его друзей, которые в тот же момент окружили меня. Минутой позже небольшая семья из четырех человек попросила меня о том же. А потом еще одна, но в этот раз я присел рядом с их детьми. Потом была группа подростков, которые хотели сфотографировать мои татуировки. Я, как турист, стал частью достопримечательности. «Вот мы у Тадж-Махала». «А вот мы с каким-то белым парнем». «А вот маленький Сандип сгибает ручонку рядом с большим белым дядей». Вскоре собралась целая толпа. Некоторые ходили вокруг меня и, заметно нервничая, пытались поговорить со мной на английском. Другие просто пялились на меня без конца. Все они возбужденно улыбались.



Пыль наполняет каждый город и городок, в некоторых из них у нее дымно-золотистый оттенок, в других она выглядит как светло-серая дымка. Она покрывает машины, уличные фонари и мертвых бродячих животных. Она першит у тебя в горле и делает твою мокроту черной.

Индийская культура сама по себе очень запутанная. Люди могут быть как невероятно теплыми и гостеприимными, так и холодными и грубыми, в зависимости от ситуации и от того, насколько вы с ними хоршо знакомы. Вывод, к которому я пришел в конечном счете, заключается в том, что если они тебя уже знают или могут каким-либо образом нажиться на тебе, тогда они очень открытые и дружелюбные. Но если они тебя не знают, или если они пытаются от тебя что-то получить, тогда они вспыльчивое и вероломное стадо.

Одним из местных жителей, с которым я был знаком лучше всего, был Санджей (Sanjay), ему было 20 с чем-то лет, и он управлял хостелом, в котором я останавливался. Он учился в Лондоне и побывал во многих странах Европы, поэтому он был весьма хорошо знаком с западной культурой. Мы с ним часто засиживались до поздней ночи, выпивая дешевую водку, и развлекая друг друга историями путешествий. После наступления ночи, в Индии не так много вещей, которыми можно заняться, кроме того, чтобы напиваться. Что, впрочем, ощущалось как нельзя кстати.

Санджей поведал мне об индийцах много интересных вещей. Одной из них было то, что индийцы почти никогда не прибегают к насилию. Как у иностранца, у тебя очень невелик шанс быть ограбленным или избитым бандой головорезов, которые потом еще и вырежут вашу печень. По своему опыту могу сказать, что это действительно так. Я бывал в огромном количестве самых сомнительных мест по всему миру, и я ни разу не ощущал опастность в Индии, даже поздно ночью.

Но Санджей так же сказал, что нет ничего проще для индийца, чем соврать вам, глядя прямо в глаза. Он может сказать все, что угодно, для того, чтобы получить от вас то, что ему нужно. И большинство из них не видит в этом ничего плохого или аморального. Хотя они и не приставят к вашей голове пистолет, чтобы отнять у вас бумажник, но они с легкостью вручат вам левую визитную карточку и предложат вам купить у них что-нибудь, чего у них просто нет, и сделают они это так, что вы, не задумываясь, отдадите им свои кровные.

И надо отдать им должное, индийцы действительно убедительные продавцы.

Будучи уже в Агре, наш водитель привез нас в магазин ковров ручной работы. Зайдя в магазин, мне сразу стало понятно, что будет дальше: наша «экскурсия» на фабрику ковров закончится тем, что нас загонят в угол (буквально) и заставят купить один из таких ковров. Я видел подобный трюк в других странах, и тут дальнейшее развитие событий мне было понятно далеко наперед. И, тем не менее, продавец был настолько тактичен, элегантен и так невероятно вежлив, что я был не в состоянии не поддаться его чарам. Он показывал нам подсчитанные ниточки ковра, который был искусно сшит вручную. Как они проектируют рисунок ковра на хитрой сетке из нитей, а затем вышивают полученный рисунок шерстяными волокнами. Потом нас отвели куда-то вниз, выдали нам напитки и устроили поистине впечатляющее рекламное шоу. Этому продавцу определенно нужно продавать дорогие автомобили в США. По окончанию этого представления, я, забыв обо всем, стал выбирать ковер, который бы понравился моей маме. После недолгой торговли и ряда дружеских похлопываний по плечу, я оплатил покупку и договорился о доставке ковра домой матери в США.

Прошло, наверное, около часа, когда я был уже далеко от этого места, когда ко мне пришло понимание того, что там произошло. Это был тщательно разыгранный обман. Коробки с американскими почтовыми адресами на них, специально, чтобы мы их заметили. Фотографии «счастливых покупателей». Я понимал, с кем я столкнулся, и было понятно, что свою работу они сделали «на отлично». Комок подкатил к моему горлу. Моя мама никогда не получит свой ковер.

Не считая 200 долларов потери, я вышел из этой истории вполне невредимым. 18тилетнего канадского паренька из хостела, в котором я жил, нагрели на несколько тысяч долларов. Пара индийцев остановила его на улице и на безупречном английском убедили его, что они работают в турагентстве. Они отвели его в свой «офис», где они вручили ему «рекламные брошюры» и «распланировали» его путешествие и отели на месяц вперед. Они убедили его, что они дают ему лучшие предложения на рынке, и что путешествие уже включает все возможные туры. Уже через час он отдал им $2000, и ушел от них с ощущением, что совершил удачную сделку. Но на момент, когда он вернулся в хостел, его лицо было белым. Он осознал, что с ним там произошло. Он рассказал о произошедшем Санджею, который посоветовал ему немедленно позвонить в свой канадский банк и заблокировать банковскую карточку, сказав им, что ее украли.

Понятное дело, что не было никакого тура, никаких отелей. И никакого туристического агентства. Просто два индийских парня, с подвязанными языками.

Подобные обманы не ограничиваются роскошными туристическими турами. Еще есть пиратские DVD диски, которые не работают. Таксисты, которые высаживают тебя не там, куда ты просил отвезти тебя. Отели, которые добавляют подозрительные «комиссионные сборы» в самый последний момент. Тебе постоянно надоедают на улицах торговцы, плетущиеся за тобой целый квартал, пытаясь впарить тебе свой бесполезный хлам. К счастью, я давно нашел способ избавиться от подобной уличной компании: iPod + солнечные очки. Врубаешь плеер погромче и продолжаешь идти. То, что ты не видишь и не слышишь, для тебя просто не существует. Все докучливые торговцы сразу куда-то пропадают.

Но, чтобы быть до конца честным, надо сказать, что многие индийцы вполне честные люди. Несколько раз со мной случалась ситуация, когда мне казалось, что торговец спрашивал у меня 50 рупий, хотя реально он называл меньшую цену, и, вместо того, чтобы оставить себе лишние деньги, он возвращал их мне. Или тот случай, когда водитель такси предложил мне совершенно бесплатную экскурсию в Минарет, только потому, что он был мусульманином и считал, что я должен увидеть эту башню. Или паренек из Гаи, который отвез меня до самого отеля на заднем сидении своего велосипеда, по той лишь причине, что он был рад попрактиковать свой английский со мной. Или Санджей, который на третий день совместного распития, удивил меня домашней пищей, приготовленной специально для меня. Или мой водитель, который после более 13 часов изнурительной дороги расплакался и обнял меня за то, что я дал ему 50% чаевых.

Как и в любой другой стране, нельзя сказать, что все индийцы плохие или хорошие. Просто тебе попадаются люди самой разной степени честности, которую невозможно предугадать наперед. И нужда быть постоянно начеку иногда приводит к нервным срывам.

Подобным образом я окончательно слетел с катушек в Бангалоре. Мой водитель, который вез меня на такси из аэропорта, «забыл» включить счетчик. Заметив это, я засек расстояние нашей поездки по одометру его автомобиля, которое получилось равным 30 км. По прибытию на место, он пытался взять с меня денег за 50 км. В итоге, наш спор перешел на крик. Я швырнул в него деньгами за 30 км, схватил свою сумку и пошел в свой отель. Он пошел за мной. Он начал жаловаться персоналу отеля, что я отказался платить ему, и что названная им цена корректна. Теперь, в присутствии 4х человек, я достал свой ноутбук, подключился к интернету, открыл Google Maps и показал ему, что на самом деле от аэропорта до отеля 30 км. На тот момент, когда маршрут загрузился, мои руки уже тряслись от злости. К счастью, он взял мои деньги и уже почти ушел, но потом остановился в дверях отеля и сказал: «Вам еще надо расписаться в чеке». В ответ я выкрикнул ему: «Да пошел ты!».

Я ввалился в свою комнату отеля измотанный и озлобленный. После почти трех недель выживания в мире подобного абсурда, я был близок к потери рассудка. И я не удивился бы, если бы вскоре я вышел из себя и избил бы какого-нибудь из прислуги. Этот водитель такси оказался тем, на ком я окончательно сорвался. Позднее, когда я все посчитал, я понял, что все это было из-за каких-то жалких $4. Да, я сорвался из-за 4 долларов. Радовало лишь то, что вскоре я покидал эту страну, через несколько дней направляясь в Сингапур — обратно в цивилизацию. Я развалился на кровати, глубоко вздохнул и открыл ноутбук. В почтовом ящике, во входящих было письмо от мамы: «Спасибо за коврик! Он мне очень понравился!».


В северном предгорье Гималаев пыль превращается в какую-то непонятную дымку, которая постоянно держится где-то на горизонте. Мусор все так же валяется в местных деревеньках, хотя и меньшими кучами. Многие из которых обуглены из-за ежедневных сжиганий. Попрошайки выглядят не такими подавленными. Коровы все так же шныряют между тук-туков и переполненных фургонов. В большинстве случаев, толпы людей уже не такие плотные.

Индия привлекает большое количество людей, находящихся в поисках разного рода духовного опыта. Таких потерянных западных душ, которые рассекают по миру в поисках большого смысла или самих себя.

Индия является колыбелью двух главных и древнейших религий мира: индуизма и буддизма. Обе из которых, в отличие от их западных аналогов, сосредотачиваются преимущественно на духовном развитии верующего. Имея более чем десятилетний интерес к буддизму, и проведя большинство своих лет в колледже медитируя и посещая ретирты, мой интерес к этой теме был подогрет задолго до поездки разнообразием имеющихся здесь ашрамов, гуру и дхарма групп.

Реальность же несколько отличалась от моих ожиданий. Думаю, что наиболее точным определением происходящему там будет термин «духовный туризм», что в каком-то смысле является оксюмороном (сочетание противоположных по значению слов – прим. переводчика), особенно если рассматривать его с точки зрения буддизма. Все это было весьма разочаровывающим, поскольку было видно, что опыт обмана людей, отточенный в других областях индийского туризма, проник и сюда. В таких местах, как Бодх-Гая или Гоа, листовки, пихаемые тебе прямо под нос распространителями, обещают доставить тебя в лучший ашрам в городе (как будто есть «лучший» способ занятий йогой). Некоторые даже обещают просвещение… за 10000 рупий в неделю. Я верю, что в Индии есть подлинные ретирты и ашрамы, но весь процесс их преподнесения выглядит как-то дешево.

Рядом с одним из ретрит-центров йоги, дети пытались продать мне марихуану. И было понятно почему: западная клиентура, с дредами на голове, в цветастых футболках и кризисом среднего возраста по жизни, активно скупала товар у этих детей. Пара европейцев, с которыми мне случилось пообщаться в Бодх-Гае, где я подумывал остановиться в одном из ретритов на пару дней, рассказали мне, что они никогда прежде не медитировали, и с большим удовольствием научились этой практике здесь в Индии. Когда же я сказал им, что этому совсем несложно научиться самому за 10 минут, сидя дома, они ответили мне, что «да, но научиться этому в Индии много круче». В тот момент в моем воображении Будда закрывал свое лицо рукой в знак глубокого разочарования.

Одна девушка хвасталась мне, что у нее было видение Кришны, когда она была в северных горах, и что она думает о переходе в Индуизм. Но когда выяснилось, что она ежедневно уже на протяжении нескольких недель курила местный гашиш, и я намекнул ей, что это определенно не случайное совпадение, она обиделась на меня. Да, вероятно, это было несколько высокомерно с моей стороны говорить ей об этом.

Я всегда верил, что одухотворенность – это нечто, что ты должен испытать сам, и она не может быть измерена. Медитация в шумном автобусе где-нибудь в Чикаго может оказаться столь же глубокой и озаряющей, как и медитация под самим деревом Бодхи. Система религиозной веры основана на тленности нашего существования, оторванности от материального мира, невозмутимости, поэтому паломничество длиной в 4000 миль к какому-то дереву, которое находится черт знает где в Индии, и все это только для того чтобы потом похвалиться, выглядит не лучшим приложением усилий. Я могу увидеть в подобном путешествии интерес к истории, к поиску новых эмоций, но с точки зрения духовности никакой разницы просто нет.

И после того, как я сталкивался с этими листовками, с хиппи с их косами и тюбетейками, становилось все сложнее и сложнее не разозлиться на все это. Я понимаю, что практически во всех религиях мира паломничества и посещение священных мест – это основной способ реализации себя, как верующего. Я лелеял надежду, что буддизм будет другим. И, как оказалось, буддизм действительно другой. Это последователи буддизма такие же.

(Или, возможно, я просто не люблю хиппи).

Я не могу не замечать связь бескрайней бедности в Индии с солипсистскими тенденциями в ее главной религии. Как и то, что многие иностранцы принимают свой далекий уход за пределы нормальный жизни за, своего рода, духовный опыт. Когда человек попадает в какие-то невероятные условия, наш разум обычно выдает нам невыразимую гамму чувств и часто придумывает самые сверхъестественные объяснения для них.

Самый лучший замеченный мной эффект от путешествий, заключается в том, что ты становишься много более уверенным и автономным в миллионах небольших и совершенно незаметных деталей, которые складываются во что-то большое и значительное целое. Чем более сложна и разнообразна новая культура, чем более сложные проблемы она перед тобой ставит, тем больше она тебя вовлекает на эмоциональном уровне, и тем больше ты развиваешься в неосязаемых личных качествах.

Вероятно, в индийском субконтиненте, по сути, нет ничего «духовного», но здесь любой европеец может получить наиболее радикальный культурный опыт, который приведет к большому скачку в развитии для этого человека.

Посещая каждую новую страну, наше естественное желание заключается в поиске какого-то большего смысла. «Китай наконец-то совершил прорыв» или «Латинская культура невероятно захватывающая», или «Коррупция поглотила Россию» – все это небольшие фразы, которые мы привозим к себе на родину и рассказываем всем родным и друзьям, показывая тем самым, что мы сделали что-то очень важное, что мы узнали что-то интересное. Это то, где я был. Найденный мной смысл, заключенный всего в одном или двух предложениях.

Но не существует такого одного предложения, характеризующего Индию, т.к. эта страна – полный хаос. И это единственное место, которое я покидал еще более озадаченным, чем я туда приехал. Мой поиск смысла с каждым разом заканчивался ничем.

Однажды в Бодх-Гая, в небольшом городке населением несколько тысяч человек, я обедал на городской площади в ресторане на улице. Полуголые дети, нищие и коровы наполняли площадь, наряду с различными уличными торговцами. Я только что вернулся с тура по храму, построенному в честь того места, где Будда обрел прозрение. Глядя на городскую площадь из-за своей огромной тарелки карри, я наблюдал томящихся на солнце бездомных, на которых уже никто из окружающих не обращал внимания. В этот момент процесс моего поиска большого смысла достиг своей кульминации, и мои нервы сдали. Я посмотрел на гору пищи перед собой. Она обошлась мне в $2,5, и ей можно было накормить нескольких людей. Я подозвал официанта и заказал еще одно такое же блюдо.

Двое ближайших ко мне нищих были старыми мужчиной и женщиной, немощно валяющихся на земле в излохмаченной одежде, со спутанными и грязными волосами. Они посмотрели на меня с вытянутыми истощенными и сложенными в ладони руками. Их глаза утопали в глазницах. Казалось, они сосредотачивали свой взгляд где-то позади меня. Я поставил вторую тарелку с едой на землю перед ними, как перед парой собак. Какой-то момент они смотрели на нее с вылупленными глазами, а потом начали закидывать пищу себе в рот с невероятной скоростью.

Карри капало с бороды мужчины. Рис забился под его черные ногти. Кусочки курицы были разбросаны по земле. Я стоял и смотрел на них в течение нескольких секунд, ожидая чего-то. И что? – Я не знаю. Но мне хотелось почувствовать что-то. Мне хотелось ощутить, что за всем этим стоит какой-то смысл. Что я смогу уйти отсюда с пониманием чего-то очень важного.

Но вместо всего этого я чувствовал себя беспомощным. Как если бы я залепил пробоину в Титанике пластырем. Он все так же пойдет копаться в мусоре через пару часов. Он даже на меня не посмотрел. В чем был смысл всего этого?

Очевидно, я не Мать Тереза. И даже Мать Тереза не смогла бы спасти этих людей от них самих. Иногда сообщества людей становятся такими большими, что они начинают увечить людей не намеренно, а по инерции. И это невозможно сдержать, не говоря уже о том, чтобы контролировать.

Окружающие меня люди видели, что я только что сделал. И уже через несколько секунд, какой-то мальчик подошел ко мне и попросил меня купить ему футбольный мяч. Я отказал ему и стал уходить. Он пошел за мной. Потом появился торговец, который попытался продать мне пиратски копии болливудских DVD дисков. Я так же сказал ему «нет», что расстроило его: «Ты даешь еду нищим, но не хочешь даже купить у меня DVD? Почему нет?». Ему казалось, что я совершил какую-то жуткую несправедливость по отношению к нему.

Вокруг меня начала собираться толпа, ожидая подаяния. Я тихо вставил себе в уши наушники, надел солнечные очки, врубил свой iPod на полную громкость, и ушел оттуда сквозь пыль.
Мне нравится7

Комментарии

5

Да, мне тоже статья понравилась, когда я ее первый раз прочитал. Правда, местами она жестковата, но по мне это даже лучше.

Ага, текст оставляет впечатление… Спасибо. В Индию не возникло желания ехать… Надо почитать Шантарам, там тоже много передано ощущений о стране, по отзывам.

Признаться, я перевел этот текст не для того, отпугивать людей от поездки в Индию, и мне искрине жаль, что у вас появилась такая неприязнь. Эта страна — поистине удивительное место, у нее очень много сторон, и то, что автор увидел ее только с этой не самой красивой грани (или просто описал только эту грань), не означает, что такой же увидите ее и вы. Я путешествовал по индийскому полуострову, и вернулся оттуда в сильнейшем восторге (крайне положительном). Многие из моих друзей возвращаются туда снова и снова, и каждый раз находят там что-то еще более удивительное. В общем, не рекомендую вычеркивать Иднию из списка стран потенциального путешествия.

Отличный пост. Передает атмосферу.
Недавно закончил читать Шантарам — очень рекомендую. Язык изложения похож на этот перевод. Интересующимся Индией — must read.

Ваш комментарий

Поиск дешевых авиабилетов