Рускеала, мраморный каньон в Карелии

362

— Мама, как?
— Рус-ке-а-ла.

Санча пытается повторить название, со второго или третьего раза у нее получается. Мы едем уже несколько часов, а я до сих пор не могу поверить, что еще чуть-чуть, и я, и правда, там окажусь. Да еще и с мужем, дочкой и родителями. Охапка счастья.

Если смотреть по карте, мы сейчас проедем практически всю Карелию поперек, чтобы оказаться в мраморном каньоне. Ели, ели, ели, полянки дикорастущих люпинов россыпями драгоценных камней, деревушки, указатели с карельскими названиями, мелькнувшая серым воробышком часовенка на холме, речки, ламбушки, ламбушки, ламбушки. Почему я так мало знаю о своем родном крае? Обрывками мысли о леднике, отце наших маленьких озер, обрывками о самом каньоне, о добыче мрамора. Четыре часа пути с остановками на заправку в Пряже и на перекус в Колатсельге, 263 километра, один незапланированный сон трехлетки по дороге и полторы лекции на радио “Орфей” об истории музыки. Дорога туда.

Приезжаем. Мамочки, сколько же здесь машин. Я-то, наивная, думала, что отдаленность Рускеала от любого крупного города и хмуро-дождливое небо с самого утра гарантируют нам уединенность. Нет, машин десятки плюс несколько автобусов. Мечта моя многолетняя оказалась туристическим местом: ларьки с сувенирами, шаманы-аниматоры, бургеры, развлечения лайт-экстрим и организованные группы несамостоятельных путешественников. Ну что ж, раз правила такие, будем играть по ним.

Покупаем билеты (все цифры ниже), надеваем браслетики на запястья и идем к указателю “Начало маршрута”. Выложенная, нет, не желтым кирпичом, а белым мрамором, дорога идет чуть вверх, а затем уже плавно двигается вдоль озера. Где-то есть смотровые площадки с ограждениями, где-то тропинки в метре от обрыва: “Пашка, держи Санчу за руку”.

Красиво, как же здесь красиво. Малахитовая гладкая вода с виднеющимися в ней каменными плитами, когда-то бывшими карнизом скал, вытесанные небесным топором мраморные берега, растущие ввысь, маленькие пещеры, ведущие к подземному озеру. Краем уха слышу чужую эскурсию: “Глубина — 32 метра”. Кто-то рядом говорит, что отважным дайверам открываются скрытые от глаз обычных туристов подводные пейзажи и арочные своды пещер. Вот что хотелось бы попробовать, и пусть вода холоднющая! Но объявления о дайвинге я так и не увижу до самого конца.

Шшшшшших! Вдоль всего каньона по канатной дороге подвешенные за страховку проносятся двое людей: за одну минуту они по зиплайну перелетели с одного берега на другой. Смотрю на Пашку, он понимает меня без слов: “Точно?”. Конечно! А как же! Пусть это и не экстрим ни разу, и лететь всего минуту, но раз уж предлагают дополнительный набор впечатлений, почему бы нет. Санча услышала наши разговоры и тоже просится пролететь над озером. “Детка, тебе надо немного подрасти, в следующий раз приедем, и прокатишься, договорились?”. Детей на зиплайн в Рускеала пускают с семи лет, если что.

Зато что точно можно сделать с Санчей, это построить башенку желаний. Их здесь десятки: по туристической легенде, нужно сложить свою из разбросанных везде камней и загадать желание. Раз уж мы решили играть по правилам, значит, вовлекаемся. Забираемся втроем на обрыв в противоположной от озера стороне, Пашка выбирает место у края, и каждый берет в руки посильные камни. Складываем башенку, загадываем, каждый — свое сокровенное. Пашка с Сашкой уходят вперед, побродить по обрыву и полазать немного по камням, а я задерживаюсь.

Северное лето только началось. Тем удивительнее, как много вокруг ярких красок: розовые, фиолетовые, желтые, белые цветы. Лесные фиалки, ландыши, скромные неизвестные мне цветочки, розовые пушистые метелочки и желтые, кажется, лишайники. Не перестану удивляться жизнелюбивости северных растений: трогаю пальцем, слой моха на скале — всего несколько миллиметров, но цветы и даже тоненькие деревца умудряются обосноваться на них и жить, набираться сил, цвести.

Догоняю своих, зову Сашку, чтобы показать ей это чудо жизни:
— Смотри, такие малыши, а обустроились на скале. Потрогай пальчиком, там почти сразу камень, земли совсем нет, только мха чуть-чуть.
— Как же они там растут, мам?
— Не знаю, каждый раз об этом думаю.

Мы понемногу двигаемся дальше. Доходим до старой шахты: в 19 веке финские горняки добывали здесь мрамор. Вспомните о них, когда будете проходить мимо Исаакиевского или Казанского соборов. Шахты — Санькина страсть: каждый раз оказываясь в лифте, мы говорим о них. А тут тебе не маленький лифт, а огромная, серьезная дыра в земле, уууух!
— Пойдемте внутрь! Надо найти, где вход!

Санька тащит нас всех вниз по ступенькам, чтобы зайти в загадочную, темную, большую шахту. Туристы, как и везде, текут здесь непрекращающимся ручейком: остановиться на мостике, разглядеть, что там внизу (а внизу там лед на воде и банка из-под кока-колы, благодаря которой мы с Пашкой вспоминаем Горчева*), не получается: сзади на замешкавшихся немедленно начинают шикать.

После шахты снова вдоль по общей для всех дороге мимо нагромождения камней (мои отважные путешественники снова разминаются на них) и через пункт полета на зиплайне к подземному озеру: почти идеальный круг-берег и внизу — темные изумрудно-синие воды, пар от нетающих льдов, каменные своды пещеры. Любуюсь впрок, хотя так и не придумала, как это можно унести с собой и запомнить.

Здесь мы отпускаем Санчу с бабушкой и дедушкой идти ножками до конца маршрута, а сами возвращаемся к зиплайну. Подписываем бумаги о согласии на все, надеваем страховки, поднимается на стартовую площадку, фотографируемся, конечно же.

Я получаюсь с довольно испуганным лицом: я — довольно испугана предстоящим полетом. Снизу, с земли это казалось менее адреналиновой затеей. Но никуда уже не свинтить.

По рации дают добро, Пашка считает раз-два-три, и мы отталкиваемся от земли. Едем. Едем сначала быстро, а потом все плавнее и плавнее. Страх уходит практически сразу: спокойно, мягко, здорово. Я раскидываю руки в воздухе и закрываю глаза. Потом оглядываюсь, машу в ответ приветливым людям на лодках подо мной, смотрю на смотровых площадках Сашку: мне хочется, чтобы она увидела маму с папой. Пытаюсь повернуться лицом вперед: меня почти сразу развернуло, и мне не видно Пашку. Немного оглядываюсь, и все: больше за минуту не успеешь. Я уже на финише, и ребята отцепляют меня от зиплайна. Вот и все. Неплохо, хоть и очень быстро.

Выходим обратно на дорогу и идем навстречу нашим. Санча уже подустала, бабушка несет ее на руках. Времени у нас остается только перекусить: идем в местную кафешку, подсчитывая скудную наличность. Но ура прогрессу, технологиям и туристической инфраструктуре: в кафешке есть терминал, а это значит, что мы — богачи и наедимся сейчас от пуза!:)) Про бургеры не знаю, по ним Пашка спец, а вот местные калитки для продажных весьма неплохи, особенно с сыром, брынзой и травами. Тесто тонкое и мягкое, начинка свежая и вкусная, для пирожка за 50 рублей, ответственного перед приезжими за всю карельскую кухню, — отлично!

Ну все, остался последний пункт: сувениры. Дегустируем варенье из мяты и хвои, на вкус довольно простое. Желанное из шишек закончилось, а из сирени никто продегустировать не предлагал. На хвою в сиропе мне что-то жалко тратиться, а приглянувшиеся крупные бусы из бирюзы стоят дороже, чем вся поездка. Магнитам и открыткам отказано, шунгиту во всех проявлениях тоже. Поэтому из сувенирной лавки мы уходим ни с чем.

Ну что, уже вечереет, пора возвращаться. Три часа в Рускеала наполнили нас общими на всех впечатлениями, новыми словами в Санчином словаре, полетом над озером и счастьем. Конечно, счастьем. Разделенным с семьей.

Назад едем уже без остановок, Орфея и перекусов. Сашка спит всю дорогу, я почти всю. Ливень провожает нас почти до самого Петрозаводска.

Благодарю родителей, без них не случилось бы этой поездки.
Благодарю Пашку за поддержку и воплощение в жизнь всех моих маленьких рускеальных желаний. Благодарю Санчу за то, что открывает нам и с нами этот мир.

Цифры и прочая полезная информация:
Расстояние — 263 км;
Время в дороге — 7 часов туда-обратно;
Входной билет — 200 рублей взрослый, детям до 7 лет бесплатно;
Зиплайн — 1000 рублей на одного, детям с 7 лет, лететь минуту;

Есть еще аренда лодок, веревочный городок, роуп-джампинг, но по ним цен не видела.

Лайфхак:
— в женский туалет всегда огромная очередь, мы ходили в мужской: там кабинка у самого входа, до поворота к писсуарам, мужчины не против, никто никого не смущает;

Сайт: ruskeala.info/ru

Что касается детей:
— проедете и пройдете везде спокойно и с коляской для помладше, и с беговелом для постарше. На беговелах непосредственно не видела, видела, как выгружали из машины. С коляской папаша был, везде проходимо. Где ступеньки, наверняка помогут, если нужно будет.
— из еды в кафешке детский набор фастфуда (не помню, но, видимо, картошка-фри и котлетка в панировке), безвредные на их фоне калитки, лимонад, молочные коктейли;
— на карте обозначена детская площадка, но мы про нее как-то позабыли и не искали, сама не встретилась;

*Горчев, «План спасения»:...«Чтобы от людей убежать, нужно сначала полчаса в метро на эскалатор проталкиваться, потом слушать в электричке два часа про пластмассовые чудо-верёвки и ещё час через бурьян в самую чорную чащу прогрызаться, чтобы выйти, наконец, на поляну. А там уже насрано, в самой середине. И бутылка от кока-колы.»

Мне нравится5

Комментарии

1

ура-ура-ура!!! как же я рада, что ты продралась таки через все наши сложности и непонятности и написала! я так люблю тебя читать ;) и, кстати, до Рускеалы давно мечтаю добраться — хоть и подозревала, что место уже наверняка давно облюбовано туристами… может, зимой туда сгонять? как показывает практика, обычно несезон спасает почти любое туристическое место.

красота там неописуемая! да еще и с зиплайном — крутаны вы! и вообще — каждый раз восхищаюсь вашей отважной и дружной семьей. главный привет и респект как всегда бабушке ;)

еще раз спасибо за то, что поделилась — да еще и со всей необходимой информацией. и да, мне теперь тоже Горчев будет часто на ум приходить...))

Ваш комментарий

Поиск дешевых авиабилетов